Тюрин Александр Владимирович (tyurin) wrote,
Тюрин Александр Владимирович
tyurin

Categories:

К одному юбилею

Горбачев, конечно, это гений развала. Как и масон Керенский. По ущербу - территориальному, демографическому, хозяйственному и т.д., который он нанес русскому народу, он, в принципе, стоит неподалеку от Алоизыча. И преуменьшать его роль, как это делают некоторые уважаемые люди, не следует. Однако развал этот был сыгран по нотам, которые написал, явно, не он. Тут требовалось участие многих движущих сил, нескольких мощных спецслужб и людей, чей ай-кью серьезно превосходил скудный умишко Михаила Сергеевича и его "первой леди". Реальной истории этого процесса мы не знаем до сих пор, она специально затемнена, и уж, конечно, светочи официальной историографии, такие как академик Пивоваров, не будут раскрывать ее.

Думаю, что история горбачевщины началась с прихода троцкиста Хрущева (а именно так его оценивал сведущий Каганович) к власти. И последующего разрушения сталинских принципов развития страны. В экономике это был переход на затратный механизм и ликвидация большинства инфраструктурных проектов, учитывающих природно-климатические и географические особенности страны. В национальной политике - отказ, по сути, от соблюдения роли русского народа, как государствообразующего, и раздача русских территорий союзным и автономным республикам, где все более набирали силу этнократии. В культурной политике - отказ от русской традиции, от показа русских исторических достижений к натужной пропаганде "общечеловеческого", а, по сути, капитуляции перед информационным натиском Запада. В общем, вместе со сворачиванием сталинского курса на построение социализма в "одной отдельно взятой стране" шло "возвращение на столбовую дорогу (западной) цивилизации" в роли сырьевого придатка - а никакой другой роли та самая западная цивилизация предоставлять России не собиралась. По ходу разрушительной десталинизации произошло первое обрушение мировой социалистической системы, когда из нее были выбиты неумной политикой Хрущева или западными спецслужбами десятки стран в Азии и Африке, включая огромные Китай и Индонезию.

Потом еще были семидесятые годы, когда при деятельном участии Андропова - ученика коминтерновца Куусинена - гласно было провозглашено "мирное сосуществование двух систем", а фактически, хоть и негласно, был взят курс на конвергенцию. Советская элита прямым ходом заезжала в штабы западной финансовой олигархии - достаточно вспомнить косыгинского зятя Джермена Гвишиани, который был участником Римского клуба, организатором Международного института прикладного системного анализа (МИПСА) в Австрии и директором Всесоюзного НИИ системного анализа, который являлся советским филиалом МИПСА. (В горбачевское время этот чел станет зампредседателя Госплана СССР). Был разгромлена - не без участия западных доброжелателей - перспективная Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации (ОГАС), а система планирования стала превращаться в бюрократический рынок по выбиванию и торговле ресурсами, где особые привилегии имели этнократии из союзных республик. В культурной сфере вовсю шло приобщение к "ценностям" западной цивилизации. Запад показывался почти исключительно в позитивном ключе: "Ветка сакуры", "Корни дуба" и т.п. Ни в каком кинобоевике советский воин не имел права грохнуть американца или англичанина. Будучи малолетним фанатом научпопа, я вынужден был читать про достижения американских полярников, подводников, летчиков и инженеров, а книги про наши достижения остались, в основном, в сталинском прошлом. Конечно, можно было найти литературу о том, каким путем Запад добывал свое благополучие, выжимая соки из мировой периферии, но она находилась совершенно на обочине общественного внимания...

Позднесоветская культурная политика представляла дело так, что весь мир за пределами СССР заполнен прогрессивным человечеством, людьми доброй воли и буржуазными демократами, которые тоже борются против сил реакции. И даже было непонятно, почему мы так долго и мучительно воевали против Гитлера, если всё прогрессивное человечество во всем мире было на нашей стороне. Фактически навязывалась мысль, что мировая капсистема - никакой не враг и она достаточно прогрессивна, потому что приходит на смену отсталым общественно-экономическим формациям. Что надо дружить с "буржуазными демократиями» и вместе с ними решать общие проблемы всего человечества...

Совершенно не удивительно, что в таком идеологическом компоте многие представители советской элиты захотели превратить свои властные полномочия в капиталы, вслед за Гвишиани ручкаться с лордам и сеньорами, учить своих сынков в Оксфорде и Сорбонне. Тут из андроповского гнездышка и вылетел Горбачев, главными чертами которого были приспособленчество, глупость и болтливость. А незадолго до этого началась - с гибели Машерова - череда таинственных смертей всех тех, кто мог воспрепятствовать появлению "почетного немца". Кремлевская медицина, где правил андроповский дружок Чазов, отправляла потенциальных конкурентов Горбачева на тот свет с такой скоростью, словно это была инфекционная больничка где-нибудь в Конго. С конца 1984 по конец 1985 шли потоком смерти министров обороны стран Варшавского договора - почти что с одним диагнозом. Потом пошли потоком техногенные катастрофы, включая взрывы газопроводов с западным оборудованием и программным обеспечением. Вскоре основная масса заслуженных деятелей советской культуры превратилась в хор разоблачителей всей истории российского государства; начали со Сталина, а закончили Александром Невским и Дмитрием Донским. Все, от балерин Большого до лауреатов Госпремий, выставляли себя в виде ужасно обиженных и угнетенных советской властью. Советские историки - еще используя марксистскую догматику - отнесли к отсталым формациям, к "азиатскому способу производства", и всю советскую систему. Законы о кооперации, о собственности, о предприятии ударно разрушали плановую экономику, принося ей на смену дикий грабеж в стиле британской Ост-Индской компании. И основные бенефициары этого разрушения и грабежа находились всё там же, в ядре капсистемы, в лондонах и нью-йорках. К разрушенной экономике, как это обычно бывает, добавилось разрушение государства - потеря трети территории - и демографические потери, пришедшиеся, преимущественно, на русский народ. Которые примерно соответствовали потерям мирного населения в СССР в период II Мировой войны.

К сожалению, мы до сих во многом живем в государстве, которое построил, а точнее разрушил Горбачев. С компрадорскими бизнес-элитами и сращенными с ними чиновничьими кланами, с креативным классом, который умеет только заглядывать в задний проход западным "творцам", выискивая там модные тренды, с невнятной и безыдейной внешней политикой, с полным господством западнической либеральной идеологии в образовательной сфере, с "фабриками мнений", которые преданно исполняют все указивки от западных подразделений психологической войны, с центрами антигосударственной пропаганды, которые работают за государственные деньги. Горбачевская смута (наверное, так ее назовут историки будущего) еще далеко не закончилась.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author